Путинская Россия в тупике! России нужны перемены!

Политическая реклама: кто и как обходит закон? Часть 2

Политическая реклама: кто и как обходит закон? Часть 2 Автор Александр Андреевич Гаганов — эксперт Центра Сулакшина, к.ю.н.

Продолжение цикла статей. Начало читать здесь.

Для выявления различий предвыборной агитации, политической рекламы и обычного информирования следует изучить определение предвыборной агитации, содержащееся в законах, и сопоставить его с другими нормами (об информационном обеспечении выборов, политической рекламе, предварительной агитации). Определение понятия предвыборной агитации дается в Федеральном законе от 12.06.2002 №67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ». Согласно Закону предвыборная агитация — это деятельность, осуществляемая в период избирательной кампании и имеющая целью побудить или побуждающая избирателей к голосованию за кандидата, или против него.

Понятие агитационных материалов в Законе достаточно размытое: это печатные, аудиовизуальные и иные материалы, содержащие признаки предвыборной агитации и предназначенные для массового распространения, обнародования в период избирательной кампании. Ключевыми признаками агитационных материалов можно назвать следующие: они содержат признаки агитации, предназначены для массового распространения и обнародования.

Предвыборной агитацией могут заниматься не только те, кто претендует на регистрацию в качестве кандидатов на выборах, зарегистрированные кандидаты, но и обычные избиратели.

В Законе есть и другое понятие — избирательной кампании: это деятельность, направленная на достижение определенного результата на выборах и осуществляемая в период со дня выдвижения кандидата, списка кандидатов до дня представления итогового финансового отчета. В отличие от агитации, которая может быть одним из инструментов в избирательной кампании, избирательную кампанию ведут только кандидаты и избирательные объединения.

Исходя из сопоставления понятий предвыборной агитации и избирательной кампании можно предположить, что в рамках избирательной кампании могут осуществляться и иные действия, направленные на «достижение определенного результата на выборах». Однако учитывая целевую направленность предвыборной агитации, будет сложно разграничить агитацию и любую другую деятельность информационного характера, так как публичной деятельности кандидата будет присуще побуждение избирателей голосовать за него или не голосовать за других кандидатов. Точнее, своей публичной деятельностью кандидат будет стремиться продемонстрировать, что надо голосовать за него. Поэтому получается, какую бы информацию кандидат не размещал где бы то ни было, она будет направлена на побуждение избирателей голосовать за него, а следовательно, может быть признана предвыборной агитацией. Однако такой подход сильно размывал бы понятие агитации.

Не добавляет ясности в вопросе различения содержания понятий и другая статья Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав…» — статья 44 «Информационное обеспечение выборов и референдумов». Согласно Закону информационное обеспечение выборов включает в себя информирование избирателей, предвыборную агитацию, опросы общественного мнения и способствует осознанному волеизъявлению граждан, гласности выборов. Из этого определения следует, что предвыборная агитация — один из элементов информационного обеспечения выборов, отличный от информирования. В отношении информирования в СМИ Закон содержит требования: такое информирование должно быть объективным, достоверным, не должно нарушать равенство кандидатов, избирательных объединений.

К такому информированию также относится публикация интервью с кандидатами, выпуск в свет (в эфир) иных сообщений и материалов о кандидатах, избирательных объединениях, передач с участием кандидатов, организация и трансляция совместных мероприятий с участием кандидатов. В СМИ сообщения о проведении предвыборных мероприятий, должны даваться исключительно отдельным информационным блоком, без комментариев. Критерием для различения информирования и агитации может стать цель. Цель агитации — побуждение голосовать за или против кандидата; цель информирования — предоставление объективной информации. Однако если «информирование» будет осуществляться самим кандидатом, без призывов голосовать за себя или против других кандидатов, есть основания не рассматривать это в качестве предвыборной агитации. Например, если такое информирование осуществляется за пределами агитационного периода и вне избирательной кампании, это нельзя рассматривать как предвыборную агитацию. Такое информирование также не всегда будет являться политической рекламой.

Статья 48 разрешает проводить предвыборную агитацию в допускаемых законом формах и законными методами. Закон называет виды предвыборной агитации:

а) призывы голосовать за кандидата, либо против него;

б) выражение предпочтения какому-либо кандидату, указание на то, за какого кандидата будет голосовать избиратель (за исключением случая опубликования результатов опроса общественного;

в) описание возможных последствий в случае, если тот или иной кандидат будет избран или не будет избран, будет допущен или не будет допущен к распределению депутатских мандатов;

г) распространение информации, в которой явно преобладают сведения о каком-либо кандидате в сочетании с позитивными либо негативными комментариями;

д) распространение информации о деятельности кандидата, не связанной с его профессиональной деятельностью или исполнением им своих должностных обязанностей;

е) деятельность, способствующая созданию положительного или отрицательного отношения избирателей к кандидату.

Закон говорит о том, как может осуществляться предвыборная агитация:

а) на каналах организаций телерадиовещания, в периодических печатных изданиях и сетевых изданиях;

б) посредством проведения агитационных публичных мероприятий;

в) посредством выпуска и распространения печатных, аудиовизуальных и других агитационных материалов.

Данный перечень не исчерпывающий, агитация возможна и другими не запрещенными методами. Такая норма может означать, что на предвыборную агитацию распространяются общеправовые запреты, например, такие как запрет на разжигание социальной и иной розни, запрет на унижение чести и достоинства граждан, в том числе оскорбления, клевету. Особым запретом в отношении предвыборной агитации является запрет на привлечение к агитации несовершеннолетних, использование их изображений и высказываний в агитационных материалах.

В отношении предвыборной агитации есть запрет на призывы к экстремистской деятельности, запрет иным способом побуждать к таким деяниям, а также обосновывать или оправдывать экстремизм. Запрещается агитация, возбуждающая социальную, расовую, национальную или религиозную рознь, унижающая национальное достоинство, пропагандирующая исключительность, превосходство либо неполноценность граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности, а также агитация, при проведении которой осуществляются пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени их смешения (часть 1 статьи 56 Федерального закона «Об основных гарантиях…».

Для предвыборной агитации существуют ограничения по источникам финансирования. Расходы на проведение предвыборной агитации осуществляются исключительно за счет средств соответствующих избирательных фондов. В отношении финансирования предвыборной агитации, осуществляемой гражданами, законодательное регулирование недостаточно определенно, по этому вопросу есть постановление Конституционного Суда РФ, которое мы рассмотрим ниже.

Еще одни видом ограничений для предвыборной агитации является ограничение по кругу лиц. Так, органам государственной власти, органам местного самоуправления, лицам, замещающим государственные или выборные муниципальные должности (не являющимся кандидатами), воинским частям, благотворительным и религиозным организациям, иностранцам, международным организациям и другим указанным в законе лицам запрещено агитировать. Отдельный запрет касается лиц, в отношении которых решением суда в период проводимой избирательной кампании, кампании референдума установлен факт нарушения ограничений, предусмотренных Законом.

Закон устанавливает ограничения также на использование в агитационных материалах изображений и высказываний физических лиц. По общему правилу использовать изображение или высказывание какого-либо физического лица можно только с его письменного согласия, которое должно быть представлено в избирательную комиссию вместе с экземпляром агитационных материалов. Согласие на использование изображения не требуется, если это изображение самого кандидата, в том числе среди неопределенного круга лиц. Разрешение на использование высказываний не требуется в случаях, когда это высказывание принадлежит кандидату, когда оно было обнародовано ранее (с указанием на источник обнародования), когда высказывание является цитатой из иных агитационных материалов.

Само понятие предвыборной агитации подразумевает, что она проводится в определенный период — перед выборами. Закон устанавливает время начала агитационного периода и время его окончания. Время окончания агитации в случае с любыми выборами одинаково: в ноль часов по местному времени дня, предшествующего дню голосования.

Начало агитационного периода обуславливается соблюдением процедуры выдвижения кандидата. Например, для кандидата в президенты РФ предвыборная агитация начинается со дня представления кандидатом в ЦИК РФ заявления о согласии баллотироваться. Агитация в СМИ начинается за 28 дней до дня голосования.

В части 4 статьи 49 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав…», части 4 статьи 50 Федерального закона «О выборах Президента РФ» упоминается возможность размещения предвыборной агитации на рекламных конструкциях. Как мы уже писали, ЦИК РФ и ФАС истолковали это таким образом: «размещение политической рекламы на рекламных конструкциях возможно только в агитационный период; за пределами агитационных периодов, предусмотренных избирательным законодательством, размещение на рекламных конструкциях агитационных материалов не допускается». То есть ФАС и ЦИК фактически отождествляют политическую рекламу с предвыборной агитацией. Поскольку агитацию можно размещать только в агитационный период (что логично), то, по мнению ФАС и ЦИК, политическую рекламу тоже можно размещать только в этот период. В отношении политической рекламы законодательство не имеет определенного регулирования, поэтому ФАС и ЦИК фактически заполнили своими разъяснениями этот пробел.

Можно было бы обосновать такой подход публично-правовой аксиомой «то, что прямо не разрешено, запрещено». Однако в полномочия ФАС и ЦИК РФ не входит толкование законодательства, в том числе толкование закона о рекламе и избирательного законодательства в части правил предвыборной агитации. Например, в соответствии со статьей 19 Федерального закона «О выборах Президента РФ» ЦИК РФ издает инструкции и иные нормативные акты по вопросам применения этого Федерального закона, в соответствии частью 13 статьи 21 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав…» ЦИК РФ вправе издавать обязательные инструкции по вопросам единообразного применения настоящего закона. Однако протокол совещания (№ 1 от 20.06.2007), которым было дано приведенное выше разъяснение, не является ни нормативным актом, ни инструкцией, то есть не является обязательным для применения. Протокол совещания в части разъяснений закона о рекламе выходит за пределы полномочий ЦИК. Это означает, что-де-юре, это разъяснение не может быть применено к политической рекламе.

Закон о выборах содержит требования к предвыборной агитации в СМИ, на телевидении и радио, в том числе в контексте использования бесплатного эфирного времени и печатных площадей. В отношении предвыборной агитации в СМИ применимы также общие ограничения, предусмотренные статьей 4 Закона о СМИ.

Закон также регулирует вопросы проведения предвыборной агитации путем проведения агитационных публичных мероприятий. Госорганы обязаны «оказывать содействие» зарегистрированным кандидатам в организации и проведении агитационных публичных мероприятий, однако порядок организации и проведения этих мероприятий (митингов, демонстраций, шествий и пикетирований) остается прежний. В этом контексте непонятно, о каком «содействии» кандидатам может идти речь.

В отношении предвыборных печатных, аудиовизуальных и иных агитационных материалов закон о выборах устанавливает особые правила.

К агитационным материалам есть требование к месту изготовления — они могут быть изготовлены только на территории России. Агитационные материалы должны содержать наименование, юридический адрес и идентификационный номер налогоплательщика организации (фамилию, имя, отчество лица и наименование субъекта РФ, района, города, иного населенного пункта, где находится его место жительства), изготовившей (изготовившего) данные материалы, наименование организации (фамилию, имя и отчество лица), заказавшей их, а также информацию о тираже и дате выпуска этих материалов, сведения об оплате их изготовления из средств соответствующего избирательного фонда. Экземпляры агитационных материалов должны быть представлены в ЦИК РФ или в избирательные комиссии субъектов РФ до начала распространения. Вместе с материалами представляются сведения о лицах, заказавших и изготовивших материалы, а также документ об оплате изготовления материалов за счет соответствующего избирательного фонда.

Закон запрещает распространять агитационные материалы, изготовленные с нарушениями требований Закона (например, оплаченных не из избирательного фонда или содержащих изображения или высказывания лиц, не давших соответствующего согласия). Предоставление копий материалов в избирательную комиссию может иметь своей целью контроль содержания этих материалов на предмет их соответствия требованиям законодательства, а также отслеживание подложных материалов.

Отдельный запрет в отношении предвыборной агитации касается подкупа избирателей. Запрещается вручать избирателям денежные средства, подарки и иные материальные ценности, кроме как за выполнение организационной работы, сбор подписей избирателей, участие в проведении предвыборной агитации; производить вознаграждение избирателей, выполнявших указанную организационную работу, осуществлявших сбор подписей, участвовавших в предвыборной агитации, в зависимости от итогов голосования или обещать произвести такое вознаграждение; проводить льготную распродажу товаров, бесплатно распространять любые товары, за исключением агитационных материалов, которые специально изготовлены для избирательной кампании и стоимость которых не превышает 100 рублей за единицу продукции; оказывать услуги безвозмездно или на льготных условиях, а также воздействовать на избирателей посредством обещания им денежных средств, ценных бумаг и других материальных благ (в том числе по итогам голосования), оказания им услуг. Запрещается также благотворительная деятельность в процессе предвыборной агитации.

Закон содержит прямой запрет на содержание коммерческой рекламы в агитационных материалах. В то же время допускается коммерческая реклама, реклама деятельности, не связанной с выборами, с использованием фамилии или изображений кандидата, однако в период избирательной кампании такая реклама осуществляется только за счет средств соответствующего избирательного фонда. Такая реклама должна быть остановлена за день до голосования.

В процессе агитации с использованием эфирного времени кандидату запрещается призывать голосовать против других кандидатов; описывать возможные негативные последствия в случае, если тот или иной кандидат будет избран; распространять информацию, в которой явно преобладают сведения о каком-либо кандидате в сочетании с негативными комментариями; распространять информацию, способствующую созданию отрицательного отношения избирателей к кандидату.

В то же время, если такие негативные сведения (включая достоверные), способные нанести ущерб чести, достоинству или деловой репутации кандидата, все же были распространены кандидатом, в Законе есть механизм, согласно которому оскорбленному кандидату должны будут предоставить эфирное время для ответа.

Закон обязывает правоохранительные органы принимать меры по пресечению противоправной агитационной деятельности, предотвращению изготовления подложных и незаконных предвыборных печатных, аудиовизуальных и иных агитационных материалов и по их изъятию, устанавливать изготовителей указанных материалов и источник их оплаты, а также незамедлительно информировать избирательные комиссии о выявленных фактах и принятых мерах.


ПРЕДВАРИТЕЛЬНАЯ ИЛИ ПРЕДВЫБОРНАЯ?

В законодательстве РФ существует также понятие предварительной агитации в отношении публичного мероприятия, не связанное с понятием предвыборной агитации. Под такой агитацией понимается сообщение гражданам информации о месте (местах), времени, целях проведения публичного мероприятия и иной информации, связанной с подготовкой и проведением публичного мероприятия, а также призывы граждан и их объединений принять участие в готовящемся публичном мероприятии (статья 10 Федерального закона от 19.06.2004 № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях»). Для проведения предварительной агитации могут использоваться средства массовой информации, устные призывы, распространяться листовки, плакаты, объявления и иные формы. Закон запрещает проведение предварительной агитации в формах, оскорбляющих и унижающих достоинство человека и гражданина.

В соответствии с нормами закона о собраниях может проводиться предварительная агитация, например, на предвыборные мероприятия (собрания по выдвижению кандидата и другие). Такая агитация по определению не будет являться предвыборной и в то же время ее можно не считать политической рекламой. В законе о рекламе, законе о собраниях не говорится о том, что предварительная агитация к публичному мероприятию может размещаться на рекламных конструкциях. Если считать эту норму публично-правовой, то из этого умолчания следует, что предварительную агитацию нельзя размещать на рекламных конструкциях. Это также будет означать, что она не является рекламой, в том числе политической. Однако такой подход вступает в коллизию с толкованием определений понятий рекламы и предварительной агитации. Если снова обратиться к понятию рекламы, то потребуются дополнительные оговорки, чтобы отличать предварительную агитацию в отношении публичного мероприятия и рекламу этого мероприятия. Это связано также с тем, что закон не содержит определения понятия предварительной агитации, а дает его описательную характеристику.

В соответствии со статьей 3 закона о рекламе реклама — это информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке; а объектом может быть также мероприятие (в том числе спортивное соревнование, концерт, конкурс, фестиваль, основанные на риске игры, пари), на привлечение внимания к которому направлена реклама. То есть определения понятия рекламы, содержащегося в законе (информация, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования), явно недостаточно, чтобы отграничить рекламу мероприятия от агитации прийти на мероприятие. В законе отсутствует, например, такой критерий, что реклама должна быть только коммерческой, то есть способствовать получению прибыли от объекта рекламирования. Из этого следует, что предварительная агитация публичного мероприятия, проводимого без цели извлечения прибыли, может осуществляться в порядке рекламы (то есть, например, в том числе размещаться на рекламных конструкциях).


МНЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ

В 2005 году в поле зрения Конституционного Суда попало дело о конституционности запрета гражданам РФ, не являющимся кандидатами, агитировать против всех кандидатов за счет собственных денежных средств, без создания избирательного фонда (постановление от 14.11.2005 № 10-П). Редкий случай, когда данный запрет был признан не соответствующим Конституции РФ.

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба Уполномоченного по правам человека в РФ на нарушение прав гражданина, который был оштрафован за то, что на свои средства, то есть не на средства избирательного фонда, изготовил агитационные материалы (листовку «Против всех — правильный выбор»). Гражданин заявлял, что у него есть право вести предвыборную агитацию, в том числе против всех кандидатов, не являясь кандидатом. При этом создание избирательного фонда для таких граждан законом не предусмотрено.

В жалобе Уполномоченного по правам человека в РФ, поданной в Конституционный Суд РФ в защиту конституционных прав гражданина, оспаривалась конституционность законоположений, запрещающих гражданину предвыборную агитацию против всех кандидатов без предварительной оплаты расходов на ее проведение за счет средств соответствующих избирательных фондов. По мнению заявителя, оспариваемые нормы фактически исключают возможность осуществления гражданами конституционного права свободно производить и распространять информацию любым законным способом в форме предвыборной агитации, имеющей целью побудить избирателей к голосованию против всех кандидатов, и тем самым противоречит статьям 29 (части 1 и 4) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

К разрешению этого дела Конституционный Суд РФ подошел не с позиций защиты права вести предвыборную агитацию, а с позиций защиты права свободно распространять информацию. В то же время в отношении предвыборной агитации Конституционный Суд отметил следующее: «Исключение для граждан возможности проводить предвыборную агитацию или отсутствие надлежащих законодательных гарантий ее реализации означало бы, по существу, отказ в праве реально повлиять на ход избирательного процесса, а сам по себе избирательный процесс сводился бы лишь к факту голосования».

Конституционный Суд также попытался применить к этой ситуации правило, согласно которому для публично-правовых отношений всё, что прямо не разрешено, запрещено: «Самостоятельное же, за счет собственных денежных средств осуществление гражданами предвыборной агитации против всех кандидатов федеральным законом не регламентируется, что может рассматриваться правоприменительной практикой как абсолютный запрет для граждан проводить такую агитацию».

Однако Суд счел это правило не применимым к данной ситуации как противоречащее конституционному принципу соразмерности и вытекающим из него требованиям адекватности и пропорциональности используемых правовых средств, которыми связан федеральный законодатель: законодатель «не может осуществлять такое регулирование, которое посягало бы на само существо того или иного права и приводило бы к утрате его реального содержания».

Поэтому Суд пришел к выводу о том, что «федеральный законодатель не вправе принимать нормативные решения, влекущие лишение граждан РФ права проводить предвыборную агитацию против всех кандидатов, если в избирательном бюллетене имеется графа „против всех“, вводимый же им порядок реализации данного права должен отвечать требованиям формальной определенности и обеспечивать гражданину возможность соотносить с ним свое поведение, предвидеть в разумной степени последствия, которые может повлечь за собой то или иное его действие».

Вместе с тем Конституционный Суд указал на то, что законодатель, дав гражданам право агитировать против всех, «поставил граждан в ситуацию недопустимой неопределенности относительно правил правомерного участия в избирательном процессе», не предусмотрев специальное нормативное обеспечение этого права в части финансирования такой агитации.

Таким образом, Конституционный Суд признал неконституционным запрет на проведение предвыборной агитации, направленной против всех кандидатов, гражданами лично за счет собственных денежных средств. «Федеральному законодателю надлежит незамедлительно принять меры по урегулированию порядка осуществления гражданами права на проведение предвыборной агитации против всех кандидатов», — сказал Конституционный Суд. Прошло 12 лет, а незамедлительные меры все еще не приняты законодателем.

Приведенная позиция вызвала особые мнения четырех судей Конституционного Суда. Интересна аргументация их особых мнений, рассмотрим некоторые аргументы судей.

Несогласные судьи в обоснование своего особого мнения на то, что граждане не обязаны предоставлять в избирательные комиссии экземпляры агитационных материалов. В свою очередь распространять агитационные материалы, не представленные в избиркомы, запрещено. Это же может стать основанием к привлечению граждан к административной ответственности за незаконную предвыборную агитацию по статье 5.12 КоАП РФ.

Также судьи отмечают, что право на предвыборную агитацию существует в рамках избирательных правоотношений, публично-правовых по своей сути, поэтому к ним не применим принцип «все, что прямо не запрещено, разрешено».

Публично-правовой характер правоотношений также не позволяет отождествлять право на информирование избирателей (право свободно распространять информацию) и право на предвыборную агитацию. В частности, об этом же идет речь в постановлении ЕСПЧ от 19 февраля 1998 года по делу «Боуман (Bowman) против Соединенного Королевства». Проблема соотношения этих прав была рассмотрена Конституционным Судом и изложена в Постановлении от 30 октября 2003 года № 15-П, в котором Суд прямо указал на то, что «свободу выражения мнений нельзя отождествлять со свободой предвыборной агитации, к которой не предъявляются требования объективности».

Судьи также затронули вопрос соотношения предвыборной агитации и политической рекламы. Судья Гадис Гаджиев ссылается на практику США: «в федеральном законе США о финансировании избирательных кампаний закреплена норма, в соответствии с которой распространитель политической рекламы обязан предоставлять информацию о ней в государственный орган. В штате Индиана законодатель установил правило, в силу которого политическая реклама, которая явным образом призывает голосовать за или против определенных кандидатов, должна содержать информацию, которая была бы хорошо заметна и недвусмысленно сообщала бы читателю, какие лица заплатили за это сообщение. Под „лицом“ в этой норме понимается любое лицо — это слово не ограничено в своем значении кандидатами или их избирательными штабами или иными лицами, связанными с кандидатами. При этом в законе сделано исключение в отношении граждан, имеющих право рассылать до 100 экземпляров почтовых отправлений. Таким образом, в законе штата проводится различие между „незащищенным мелким независимым участником избирательной кампании“ и „крупными корпорациями и иными организациями“». Такого различия нет в российском законодательстве, что также может привести к злоупотреблениям.

Судья Сергей Маврин высказал опасения в отношении отсутствия ограничений в реализации гражданами права на предвыборную агитацию против всех. По его мнению, это «создает условия для использования любых финансовых средств, не контролируемых как по своему объему, так и по источнику происхождения». С этим трудно не согласиться. Однако эти опасения следовало бы адресовать федеральному законодателю, который мог бы при исполнении постановления Конституционного Суда учесть все риски злоупотребления правом.

Так или иначе, рассмотренное Постановление КС РФ разрешает гражданам осуществлять предвыборную агитацию за счет собственных средств. Несмотря на то, что в Постановлении речь идет об агитации только «против всех», логично было бы предположить, что агитация за кандидатов со стороны избирателей должна происходить по тем же правилам (в силу части 1 статьи 48 Закона об основных гарантиях).

Если считать, что политическая реклама разрешена только в период предвыборной агитации, возникает вопрос: какими законными методами политическая организация может заявить о своей деятельности с расчетом на максимально широкую аудиторию? Выход на СМИ есть далеко не у всех мелких организаций. Получить разрешение на проведение публичного мероприятия (митинга и т.п.) весьма проблематично, особенно если на этом мероприятии будут звучать политические лозунги. Собирать народ на данное мероприятие также надо с помощью широкомасштабной информационной экспансии. Если все это оказывается вне закона в период, не относящийся к предвыборной агитации, то получается, что возможностей для законного продвижения любой политической организации существенно ограничены.

В то же время предвыборная агитация имеет ряд жестких правил и ограничений, а вопросы политической рекламы вообще не регламентированы в федеральном законодательстве.

Жесткие требования в отношении предвыборной агитации существуют главным образом для того, чтобы избежать злоупотреблений как со стороны кандидатов, так и со стороны недобросовестных лиц. Отсутствие подобных требований в отношении политической рекламы способно создать нежелательные ситуации в сфере политической борьбы, например, за счет «черного пиара» со стороны конкурентов. В то же время политическим субъектам не запрещено вести информационную кампанию вне агитационного периода. И если такая кампания на рекламных площадках может быть отклонена владельцами рекламных площадок, то на ресурсах самих политических субъектов такую кампанию проводить не запрещено. Информирование о своей политической деятельности и политических притязаниях вписывается в право на свободное распространение информации. Оно не может считаться предвыборной агитацией по определению, если оно осуществляется вне агитационного периода.


Источник

Сайт президентской кампании С. С. Сулакшина Регистрация Инициативной группы по выдвижению Степана Степановича Сулакшина в Президенты РФ
Об организации

17 июня 2017 г. в Москве состоялся Учредительный Съезд сторонников Партии нового типа, ее участников и уже действующих строителей.Главная цель Партии нового типа для России — превратить Россию в нравственное, справедливое, трудовое, народное, русское российское цивилизационно идентичное государство! Превратить Россию вновь в государство, способное стать духовным и политическим лидером мира,…

Мы в соцсетях