Путинская Россия в тупике! России нужны перемены!

Коррупция

Коррупция

Шишкина Наталия Игоревна, эксперт Центра Сулакшина. 

Пожалуй, отрицать существование проблемы коррупции в России не сможет никто. Вот и Президент России 26 января участвовал в заседании Совета по противодействию коррупции. С коррупцией в России борются достаточно давно, только толку немного. Даже ОНФ стали ориентировать на борьбу с коррупцией, конкурируя с А. Навальным и Ко. Каков реальный результат?

Согласно данным портала правовой статистики Генеральной прокуратуры, количество преступлений по статье «290 УК РФ Получение взятки» увеличилось на 8,6% по сравнению с 2014 годом и составило 6495 зарегистрированных случаев получения взятки. Зарегистрировано 6816 случаев дачи взятки, что на 15,3% больше, чем в 2014 году. По поводу получения взятки в суд направлено 5163 дела, по поводу дачи взятки направлено 5518 дел в суд. В целом преступления коррупционной направленности составляют 1,4% от общего числа преступлений, всего выявлено 32455 преступлений такого рода.

Согласно выступлению Владимира Путина на заседании Совета по противодействию коррупции, за январь—сентябрь 2015 года было осуждено почти 9 тысяч человек, а 11 тысяч должностных лиц привлечены к дисциплинарной ответственности. Сергей Иванов уточнил в своем выступлении: за три квартала 2015 года выявлено более 20 тысяч нарушений. При этом уволено 516 государственных служащих. Ущерб, наносимый коррупционерами — это порядка 15,5 млрд. рублей только с января по сентябрь 2015 года. Сколько удалось вернуть? Всего лишь 3,8% от этой суммы.

Интересная особенность российской борьбы с коррупцией заключается ещё в том, что число преступлений по получению взятки сокращается, тогда как преступления по даче взятки — растут (рис. 1).


Рис. 1. Получение и дача взятки, зарегистрированные преступления по данным портала правовой статистики Генеральной прокуратуры, 2009—2015 гг.

Как можно видеть, в 2013 году давать взятки стали значительно чаще, а к 2015 году брать взятки стали меньше, чем давать. Кому же тогда взятка достается? Ещё более интересная ситуация складывается, если посмотреть судебную статистику за первое полугодие 2015 года.
Согласно порталу правовой статистики, за январь—июнь 2015 года было зафиксировано 3884 случая получения взятки и 4000 случаев дачи взятки. Согласно статистике Судебного департамента при Верховном Суде РФ, в первом полугодии 2015 года, за дачу взятки было осуждено 2484 человека, за получение взятки в общей сложности — 776 человек. Картина весьма показательна: складывается впечатление, что коррупция в России порождается населением, которое стремится давать взятки, от которых взяточники повально отказываются.

Некоторые исследователи отмечают, что такое положение дел свойственно либеральному подходу: снизить возможность давать взятки, ужесточить наказание за дачу взятки, при этом ослабить наказание для взяткополучателя. Расчет на то, что, опасаясь наказания, потенциальный взяткодатель побоится давать взятку должностному лицу.

Только в результате получается, что такой подход не работает. Если человек понимает, что единственный способ добиться своих прав — это взятка, он вынужден идти на преступление. К этому добавляются небеспочвенные опасения «сдать» чиновника, требующего взятку и обладающего ресурсами, влиянием и связями. В отличие от простого гражданина, у чиновника значительно больше возможностей оказывать давление без ущерба для себя.

Население России, наивно полагаясь на пропаганду в СМИ борьбы с коррупцией, по опросам ВЦИОМ воспринимает борьбу с коррупцией как успешную. Не мудрено: за последнее время сразу несколько губернаторов были обвинены в коррупции, мэры и заместители мэров городов, в том числе в Крыму. Постоянно широко освещаются проверки, проводимые государственными органами, что и создает иллюзию борьбы с коррупцией. Если в 2005 году только 3% заявляли о том, что многое делается для борьбы с коррупцией, а ещё 27% говорили о недостаточности этих действий, то в 2015 году уже 11% россиян отметили успех и ещё 39% говорили о незначительности результатов, но не отрицали их наличие.

Начавшуюся судорожную антикоррупционную деятельность можно связать со стремлением породить у населения перенасыщение этой тематикой, потери интереса, при этом одновременно «зачистить» политическое поле от ненужных людей и произвести кадровые перестановки без потери доверия. Ну и конечно, повысить доверие к власти за счет активно-деятельной борьбы с коррупцией в преддверии новых выборов.
Важно отметить и ещё одну деталь. Коррупция включает в себя не только конкретное взяточничество, но и в определенном масштабе и случаях отмывание денег, злоупотребление полномочиями, подкуп, мошенничество, хищение, присвоение, растрату.

Нежелание СМИ называть вещи конкретными именами продиктовано, вероятно, слишком большим распространением коррупции других, кроме взяточничества, форм. Например, выдача грантов от Президента идет по тем же принципам, что и раньше, не изменилась ситуация и с государственными закупками — хотя ОНФ активно старается бороться с «недобросовестными» случаями, не изменилась ситуация при назначениях и продвижении родственников крупных чиновников.

Был ли осужден и посажен, например, губернатор Московской области А. Воробьев, тративший средства на вертолетную площадку, расширение парка машин и подобные благоустройства правительства Московской области, да ещё и раздавая тендеры на транспортные услуги «своим» людям, о чем писал ОНФ? Были ли проверки у губернаторов, занимающих свой пост уже более 10 лет, которые привели к определенным результатам? Нет. Потому что сажают и борются только с отдельными коррупционерами, остальных оставляют на местах, а особенно тех, кто делает регион на выборах более лояльным. Например, явно началась кампания против недавно избранного губернатора Иркутской области коммуниста Сергея Левченко. Странно, что ранее занимавший пост губернатора Сергей Ерощенко такой активной проверки родственников не удостаивался вплоть до проигрыша в выборах.

Есть ли эффект от борьбы с коррупцией для кооператива «Озеро»? Совершенно очевидно, что по протекции многие ключевые посты как на государственной службе, так и в бизнесе были переданы «своим» из кооператива. С одной стороны — такой протекторат позволяет быть уверенным в назначаемых людях, но с другой стороны возникает угроза возникновения клана, который вне зависимости от реального вклада в развитие имеет доступ к ресурсам и власти. Судя по происходящим в России процессам и состоянию страны, по большей части имеет место именно второе.

Обвинить в коррупции страну с низким её уровнем значительно сложнее, чем страну, где коррупция процветает. Конечно, полностью опираться на внешние иностранные ресурсы нельзя — Западу необходимо создавать как можно более негативное восприятие России, как уже многие годы.

Показательно, что Россия в рейтинге коррупции Transparency International не сильно изменила свои позиции. Рейтинг Transparency International составляется на основе присуждаемых странам баллов по 100-балльной шкале, которую упрощенно можно представить как 100 — отсутствие коррупции, а 0 — абсолютная коррупция. Сейчас у России 29 баллов, и она делит 119 место с Азербайджаном, Гайаной и Сьерра-Лионе, у которых такое же количество баллов. В 2014 году Россия вместе с Нигерией, Ливаном, Кыргызстаном, Ираном и Камеруном набрала 27 баллов, и занимала 136 место. А в 2013 и 2012 стабильно набирала 28 баллов, что соответствовало 127 месту из 177 возможных в 2013 году и 133 месту из 176 возможных в 2012 году.

В начале 2000-х, когда количество стран, обследуемых на предмет восприятия коррупции, было только около ста, Россия также оставалась в той трети стран, где восприятие коррупции наибольшее.

В целом можно сказать, что «зачищают» территорию для «своих» от недостаточно лояльных или слишком зарвавшихся, только применяют для этого не оружие, а административные ресурсы и общественные организации. Борьба с коррупцией — это только один из инструментов зачистки, имеющей свои дополнительные приятные бонусы, позволяющий в условиях кризиса устраивать передел собственности и влияния.

Борьба с коррупцией ведется крайне выборочно. По существу, одна коррупция перетекает в другую, «мягкую», форму. Тема борьбы с коррупцией оказалась очень эффективным и эффектным средством воздействия на массовое сознание, и активно сейчас используется. Скорее всего, будет использоваться и до 2018 года, активно тиражироваться в СМИ для поднятия рейтингов. Но по существу меняются только сами коррупционеры, само же явление коррупции остается прежним, и вряд ли что-либо действительно изменится, если не поменять подход к решению этой проблемы. А в условиях кризиса и фактически ведения войны коррупция в тылу даже худший враг, чем внешние акторы.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

«Мягкая» коррупция

Граждане уверовали в борьбу с коррупцией

Как победить коррупцию?

Санкции увеличили коррупцию в России

Приватизированное государство

Преступность и ее предупреждение: реальность и фикция


Об организации

17 июня 2017 г. в Москве состоялся Учредительный Съезд сторонников Партии нового типа, ее участников и уже действующих строителей.Главная цель Партии нового типа для России — превратить Россию в нравственное, справедливое, трудовое, народное, русское российское цивилизационно идентичное государство! Превратить Россию вновь в государство, способное стать духовным и политическим лидером мира,…

Мы в соцсетях